Коллизия менталитетов

Коллизия менталитетов или все же отсутствие своевременной консультации?

В данной статье речь пойдет о возможных механизмах защиты при построении долгих деловых отношений на примере общего бизнеса под управлением как минимум двух партнёров.

Не редко преуспевающие предприятия с большим количеством сотрудников и устоявшимся кругом клиентов распадаются не из-за внешнего, а из-за внутреннего фактора. Одна из частых причин распада – это спор между старыми партнёрами, соучредителями, инвесторами или другой несущей конструкцией данного бизнеса.

В нашей практике причину такого исхода определить несложно. В большинстве случаев – это отсутствие своевременной профессиональной консультации и (письменной) договорённости среди партнёров по механизмам защиты бедствующего бизнеса.

Многие просто не подозревают, что обратившись к юристу, смогут быстро добиться положительного результата. Ведь часто потом на консультацию или нет времени, или, как говорится, «поезд просто ушел».

Не стоит недооценивать человеческий и временной фактор. С годами появляются или вырастают дети, партнёры женятся или выходят замуж (как правило не друг за друга), разводятся, или подключают к бизнесу новых членов семьи, инвесторов, знакомых, а жизненные интересы и приоритеты каждого партнёра меняются не всегда синхронно или даже разворачиваются на 180 градусов.

Конечно, многие проблемы можно решить оперативно и, как говорится, «с глазу на глаз». Сложности возникают уже в крупном бизнесе или когда к управлению пришло второе поколение (законные наследники), которое не знает или не помнит договорённости отцов или не считает нужным их так или иначе выполнять.

При создании нового совместного предприятия и его дальнейшего сопровождения и мониторинга, мы, как один из способов защиты, открыто проигрываем разные сценарии развития данного бизнеса, при этом учитывая как внутренние так и внешние факторы. Здесь требуется индивидуальный поход, ведь у каждой отрасли есть свои особенности.

Просмотрев сценарий, клиенты как правило не готовы или не могут дать ответ на вопросы, начинают задумываться, многие берут тайм-аут на пересмотр своей бизнес-модели и внутренних взаимоотношений. И это уже хорошо. Это касается, конечно, в первую очередь, не экономической, а юридической части проекта, так как раз правильное юридическое взаимоотношение у многих партнеров или отсутствует, или, как говорится, «хромает с пеленок».

Рассмотрим следующий пример. В прошлом небольшая фирма под руководством семьи земляков знакомится на выставке продуктов питания с немецкой фирмой, под управлением уже слегка седовласого немецкого типичного «кауфмана». «Наша» фирма вступает в деловые отношение, закупая в течении 10-ти лет небольшие, но удачные партии продуктов. Всё работает отлично. Все довольны сотрудничеством.

И вот как-то «наша» фирма нашла нишу на рынке и предложила своему немецкому партнёру, используя его имя, опыт и каналы, закупать в больших количествах определённую продукцию. Немецкая сторона под руководством того же собственника, создает для этого проекта новое юридическое лицо, в форме UG (haftungsbeschränkt), в тоже время заявляя, что для реализации данного проекта, ей необходимы дополнительные средства, которые, согласно бизнес-плану, можно легко вернуть в короткий срок 3-5 лет. Не задумываясь, «наша» фирма предоставляет своему долгосрочному партнёру из собственных средств одним траншем дешевый кредит на сумму в 500.000 евро. Срок возврата не раньше трех лет. Общая сумма кредита могла составить один миллион евро. При этом деньги поступили не на особый или личный счет седовласого «кауфмана», а на счет UG с уставным капиталом в 500 евро! Естественно, на эти важные тонкости никто не обратил внимание. За проектом стояло слово «кауфмана». «Наша» фирма не учла, что за 10 лет совместной работы дочь «кауфмана» закончила университет и получила лицензию на открытие собственного стоматологического кабинета. Как известно,  медицинское оборудование удовольствие не дешевое. Любимая дочь попросила у папы (зная о переводе «русскими» такой суммы) круглую сумму и так половина кредита ушла на покупку оборудования для кабинета дочери.

Лишившись половины оборотных средств, немецкая сторона, выдумывая разного рода небылицы, смогла все же «протянуть» более двух лет, поставляя только часть продукции, а в скором даже получить новую часть кредита в размере 150.000 евро. Никто не мог подумать, что другой половины денег просто нет и никогда не было в обороте.

Когда подошёл день возврата кредита, немецкая сторона твёрдо и чётко заявила, что денег на счету нет и возвращать кредит нечем. Более того, она попросила новых денег для закупки новой партии товара, которую «наша» фирма уже заранее продала крупному клиенту. Непоставка в установленный срок ставила под угрозу уже репутацию «нашей» фирмы, включая всевозможные штрафные договорные санкции.

И только находясь в таких «тесках», фирма обратилась к нам с просьбой получить с немецкой стороны данную сумму и заставить ее поставить обещанную партию товара. Ситуация была не простая и осложнялась тем, что «наша» фирма не потребовала, а немецкая сторона не предоставила дополнительные гарантии о возврате кредитных средств. На вопрос почему, «наша» фирма ответила, что не думала, что седовласый «кауфман» может так поступить и считала требование о предоставлении других гарантий, как например, переуступки прав, залога недвижимости или как минимум личное поручительство глубоко неуместным.

В дальнейшем немецкая сторона ответила нам, что она была готова предоставить обычные гарантии, как это требуют немецкие банки (а банки требуют максимум), но русская сторона их просто не попросила. Тем самым произошла некая коллизия культур. Немецкая сторона была готовы дать гарантии, но этого никто не потребовал, посчитав такое требование к «своему» старому партнеру нетактичным.

После долгих переговоров нам удалось получить некие гарантии и нотариально заверенные заявления немецкой стороны и дать сторонам как минимум выполнить обязательства перед третьими лицами. Если такие гарантии были бы предоставлены сразу, скорее «кауфман» не решился бы на «финансирование» своей дочери чужим кредитом.

Тем самым наличие определенных гарантий и рычагов воздействия у другой стороны остановило бы действия другой стороны. Немецкая сторона не рискнула бы злоупотреблять «чужими» средствами или ставить под угрозу реализацию совместного проекта.

Сергей КОПЫЛОВ
адвокат, дипломированный юрист

Издание: Журнал "Торговый центр", Сентябрь 2012
Скачать статью в PDF

Um unsere Webseite für Sie optimal zu gestalten und fortlaufend verbessern zu können, verwenden wir Cookies. Durch die weitere Nutzung der Webseite stimmen Sie der Verwendung von Cookies zu. Weitere Informationen zu Cookies erhalten Sie in unserer Datenschutzerklärung.
Datenschutzerklärung Einverstanden